В.И.Таланин. Сущность идеологии трансгуманизма: современные информационные технологии

  От редакции: Мы публикуем все главы из книги замечательного исследователя Виталия Игоревича Таланина «Сущность идеологии трангсуманизма: современные информационные технологии». Запорожье, ЗНУ, 2016 г.

Введение

     Во все исторические эпохи главным аспектом развития человечества была осведомлённость человеческого общества и его отдельных индивидов о том, что, как и когда необходимо делать. То есть главную роль в развитии человечества всегда играла идеология какого-либо процесса. Все прочие аспекты развития, например, экономические или материальные всегда вторичны. Таким образом, основой человеческого общества и его отдельных индивидов является информация во всех своих значениях, то есть как данные, ознакомление, разъяснение, изложение и осведомлённость.

       В последние два-три десятилетия источником, а зачастую и творцом информации для человечества стали информационные технологии (ИТ), олицетворяемые для обыкновенного обывателя персональным компьютером и сетью Internet. В рамках ИТ теорией математической обработки информации занимается информатика (computer science), а вопросами передачи и управления информацией – кибернетика [1, с. 27].

       Исторически понятие «информатика» сформировалось в 1950-х гг. [2, с. 3] Вначале в США и СССР она рассматривалась как дисциплина, изучающая структуру и общие свойства научной информации, а также закономерности её создания, преобразования, передачи и использования. Такое определение связывало информатику с библиографией, методами поиска информации в массивах документов. В США первые кафедры computer science появились в 1962 году, будучи основанными на принципах кибернетики. Здесь в 1960-х гг. информатика была определена как теория и фундаментальные технологии компьютерной инженерии. В таком качестве информатика была призвана изучать вопросы структуры и общих свойств информации в различных сферах человеческой деятельности, разработкой на этой основе компьютерной техники и технологий во всех сферах общественной практики. В СССР информатику так стали определять с конца 1980-х гг.

        С 1970-х гг. на Западе началось постепенное внедрение в массовое сознание идеи о том, что в истории наступил момент смены «исторических формаций». Декларировалось окончание капиталистической (индустриальной) эры и вхождение человечества в постиндустриальную (информационную) эру [3, с. 124]. Информационная эра характеризуется отказом от традиционных материально энергетических производств и заменой их индустрией информационных ресурсов и систем управления. В июле 2000 г. на саммите G8 была официально провозглашена задача перехода к «глобальному информационному обществу». Это общество было определено как такое, в котором информация осознаётся основным ресурсом жизнедеятельности и развития всех социальных и биологических форм. В декабре 2003 г. и ноябре 2005 г. в городах Женеве и Тунисе под эгидой ООН прошли два Всемирных саммита по вопросам информационного общества (World Summit on Information Society). Здесь было впервые провозглашено, что человечество находится на этапе перехода от индустриального общества к информационному, следующей фазой которого станет «общество знаний» (ОЗ).

      Исходя из этого необходимо понимать, что в настоящее время изучение путей преобразования социального общества в информационное общество (ИО), а ИО, в свою очередь, в ОЗ является актуальной задачей. Это важно и постольку, поскольку каждый из ныне живущих индивидов является объектом этого процесса, даже и тот индивид, который считает себя субъектом, поскольку предполагаемые изменения должны коснуться всех.

    Действительно, современные ИТ работают с большими массивами обезличенной информации, на основании чего можно говорить о глобализации информационных потоков. В свою очередь этот процесс является составной частью общего процесса глобализации, то есть унификации некоторых нюансов развития отдельных индивидов в пользу большого коллектива. С этой точки зрения действительно можно говорить о развитии открытого ИО, которому свойственен сетевой способ взаимодействия между людьми.

    Создание ИО и его преобразование в ОЗ являются ключевой задачей течения, называемого «трансгуманизмом». Трансгуманизм представляет собой мировоззрение, которое постулирует необходимость фундаментального изменения каждого отдельного человека и всего человечества в целом с помощью передовых технологий. Целью такого изменения называется ликвидация страданий, старения, смерти, а также усиление физических, умственных и психологических возможностей человека [4, с. 5]. Трансгуманизм был официально основан в 1950-х годах лордом Джулианом Хаксли (1887-1975) [5, с. 131; 6, с. 13-17]. Уже в 1966 г. было постулировано, что цель трансгуманизма состоит в переходе с помощью современных достижений науки и техники к постчеловеку – существу, обладающему принципиально новыми способностями (в частности, телесным бессмертием); при этом, ОЗ, являющееся базисом трансгуманистического общества, предлагается считать «постчеловеческим обществом» [4, с. 5].

        В настоящее время доктрина трансгуманизма не является теоретически разработанной в полной мере. Поэтому говорить о степени изученности темы трансгуманизма в целом и отдельных проблем, им поднимаемых, следует достаточно осторожно. Количество выпускаемой в мире на тему трансгуманизма литературы немалое. В российской литературе работы сторонников трансгуманизма солидарны с тем, что высшей целью трансгуманистической трансформации является преодоление природной (во всех смыслах) обусловленности человеческого бытия, «исправление» и «улучшение» человеческой природы, а наука является инструментом такого преодоления [7, с. 303; 8, с. 11 и сл.]. Критическому анализу те или иные идеи трансгуманизма подвергаются рядом авторов, среди которых можно выделить, к примеру, работы В.А.Лекторского (р. 1932), В.А.Кутырёва (р. 1943), П.Д.Тищенко (р. 1947) и др. Наиболее ярким противником трансгуманизма является В.А.Кутырёв [9; 10], который постулировал, что результатом трансгуманистической трансформации является возникновение «человека роботообразного», противопоставляемого прежнему человеку-личности. В западной литературе в большинстве своём трансгуманизм считается чем-то уже решённым и неизбежным, а его критика достаточно редка. Яркая критика трансгуманизма, схожая с воззрениями В.А.Кутырёва, представлена в наше время движением Линдона Ларуша (р. 1922) и его новостной службой Executive Intelligence Review. Более мягкую критику этой темы можно увидеть у такого автора как Ю.Хабермас (р. 1929) [11; 12]. По его мнению, ИО не является принципиально новым обществом, качественно отличающемся от обществ, имевших место в прошлом. Он определяет ИО преемственно вышедшем из предшествующих форм; то есть ИО – лишь фаза индустриального общества. В своём подходе к евгенике, Хабермас делил её на авторитарную и либеральную и говорил о современном господстве либеральной формы. Он справедливо критиковал саму идею либеральной евгеники, как возможности самоулучшения путем банальной покупки «улучшающих приставок» в магазинах. Кроме того, он верно показывал, что если в качестве «творца» самого себя или своих родственников выступает сам человек, то он постепенно становится приверженцем авторитарной евгеники, блокируя возможность свободного выбора иных индивидов и выделяя «улучшенных» индивидов в особую касту, противопоставляемую остальным, не-улучшенным людям. Вместе с тем он не предложил запретить либеральную евгенику. Фактически из его слов вытекает, что нужно лишь придать ей моральные нормы и механизмы этического контроля, с тем, чтобы механизация человека сопровождалась одновременным его моральным самоограничением [13, с. 328]. Таким образом, целью настоящей работы является краткое рассмотрение эволюции трансгуманистических воззрений, а также методов и способов создания ИО и ОЗ, то есть эволюции идеологии процесса информатизации и анализ реального воздействия этой идеологии на процессы в человеческом обществе. Основной задачей здесь нужно определить уточнение того факта, что идеология и философия информатики, трансформирующейся в трансгуманизм, представляет собой евгенику, являющуюся аморальной вне зависимости от того, к какой бы форме её не относили.

        2. Физические и идеологические методы создания информационного общества
                                                                2.1. Период до конца ХХ в.

   Под физическими методами создания ИО необходимо понимать процесс компьютеризации общества. Этот процесс достаточно хорошо описан в ряде работ, поэтому нет необходимости слишком подробно поднимать здесь эти вопросы.

    Так, хорошо известно, что предком современного компьютера является древнейший счётный механизм абак, со временем модернизировавшийся в так называемые «русские счёты» и подобные аналоги. Этот механизм существовал как минимум от начала письменного периода истории древних Шумера и Египта и вплоть до XVI века от Р.Х., то есть в течение около 4,5 тысяч лет. Столь длительный срок объясняется наличием в ту историческую эпоху исключительно традиционных обществ, базировавшихся на прочных нормах религиозной морали. Такая мораль, как в дохристианскую, так и в Христианскую эпохи, предполагала, что те или иные науки должны быть практическими, должны приносить в жизнь человека реальные инструменты, помогающие человеку жить. Вместе с тем такие инструменты не должны были облегчать жизнь человека, работая вместо него; реальные инструменты должны были работать вместе с ним.

     В XVI веке в мире окончательно завершилась идеологическая революция в западноевропейском обществе, в результате чего половина Европы отказалась от Христианства (в форме католицизма), перейдя в различные течения протестантизма. После этого в течение долгого времени одной из основных идеологических доктрин была теория меркантилизма, связанная с необходимостью финансового обогащения. В связи с этим с XVII века начался бум теоретических и практических разработок вычислительных машин, которые были ориентированы на расчёты в национальных денежных системах. Если отслеживать только узловые моменты, все разработки XVII-XX вв. были лишь совершенствующимися счётными механизмами: 1) машина Шикарда (1623), 2) машина Паскаля (1642), 3) машина Морланда (1667), 4) арифмометр де Кольмара (1820), 5) умножающий калькулятор Вериа-Болдуина (1878-1885) и Чебышева-Одднера (1878-1885), 6) офисный арифмометр Бэрроуза (1893), 7) дифференциальный анализатор Буша (1930), 8) электромеханический калькулятор IBM 601 (1935), 9) механический (Z1, 1938), электромеханический программируемый (Z2, 1939), электронный программируемый (Z3 и Z4, 1941 и 1945) автоматические калькуляторы Зюйсса, 10) ENIAC (1946), 11) советский МЭСМ (1951), 12) советский БЭСМ (1952), 13) TRADIC (1955), 14) IBM 7000 (1959), 15) IBM System 360/370 (1964), 16) Apple I (1976), 17) IBM PC (с 1981). То есть, процесс развития абака в современный IBM PC или Macintosh никак, по нашему мнению, не вредил человечеству. Любой из этих счётных механизмов работал вместе с человеком, а не вместо него.

        Последовавшее во второй половине ХХ века внедрение ЭВМ в области административного управления и экономики привело к созданию новой промышленной отрасли – средств и методов электронной обработки информации. Начальными этапами развития этой отрасли является создание первой компьютерной игры – StarWar (1961), текстового редактора – Wordstar (1979), процессора электронных таблиц – VisiCalc (1979) компьютерного «вируса» (1980). Таким образом, информация стала товаром.

      Дальнейшее развитие электронно-вычислительной техники привело к тому, что ЭВМ стали применяться для так называемых «описательных» наук, методы математического моделирования для которых ранее были недоступными (биология, история и т.п.). В связи с возможностью проведения описательного анализа изучаемых объектов в таких науках появилось новое направление исследований, связанное с машинным моделированием человеческих интеллектуальных функций, – разработка «искусственного интеллекта». Это – раздел информатики, ставящий своею целью разработку методов решения задач, для которых отсутствуют формальные алгоритмы.

      Однако процессы, указанные нами в двух последних абзацах, не были присущи исключительно ХХ веку. Параллельно с процессом совершенствования счётных механизмов развивалось и иное направление, целью которого являлось создание механизма, который бы функционировал именно вместо человека, подменяя и постепенно заменяя его. Движение в этом направлении стало, по нашему мнению, началом процесса информатизации человечества.

     Картинки по запросу р. луллий Первым идеологом этого процесса был Р. Лулли (1235-1315). Он говорил, что в каждой области знаний можно выделить несколько основных понятий, из которых могут быть образованы все остальные. Любое знание предопределяется этими первичными понятиями, подобно тому, как все геометрические теоремы выводятся из ограниченного числа аксиом. Комбинируя различным способом эти понятия, можно добыть все мыслимые знания о мире. Сутью его работ была возможность сведения всего мирового знания всех наук к комбинации их основных принципов и приведения их к единству в качестве «науки наук» [14, с. 194]. Для достижения этих целей Лулли предназначал свою логическую машину («машину Лулли»); в дальнейшем его работа породила течение «луллизма», к которому принадлежали все последующие философы вплоть до Дж. Бруно (15481600). В известном смысле можно сказать, что луллистами были и все позднейшие философы, поскольку все они были учениками тех, кто работал до начала XVII в.

     Картинки по запросу ars magnaГлавная работа Лулли называлась «Ars Magna», «Великое искусство». В названии можно усмотреть немалые претензии автора. Действительно, нет более великого искусства, нежели искусство творения автором чего-то нового. Однако эпоха, в которой жил Лулли, была исключительно Христианской, когда постулировалось, что из всех возможных творений нет более великих, нежели сотворённых Богом. Из Божьих творений самым сложным является человек. Если, таким образом, считать, что «Ars Magna» есть искусство Творца, сотворившего мир и человека в нём, то название работы Лулли говорит о том, что автором взяты на себя функции Божества, заключающиеся в творении «нового мира» и «нового человека».

     Любопытно, что по своей сути то, что теоретически спроектировал Лулли удивительно точно напоминает современный Internet: собрание «универсальных знаний» с поисковыми системами. «Наука наук» Лулли и современный Internet для массового потребителя стали формализацией естественного языка и естественного знания, превратившись в механистическую систему, оторванную от реальной человеческой повседневности, но формирующих искусственную человеческую повседневность для постепенного привыкания человека к «новому миру». Большая база знаний и возможности поиска любых ответов на любые вопросы в «машине» избавляет человека от необходимости искать самому, думать и находить, то есть развиваться.

      Следующей вехой на рассматриваемом пути стал Ф.Бэкон (1561-1626), который в работах «Новый Органон» (1620) и «Новая Атлантида» (1624) обозначил, что природа и человек не более чем механизмы, подлежащие вычислениям, наблюдениям и экспериментам с помощью тех или иных приборов; целью науки должно стать подчинение человеку природы и Бога. Именно Бэкон назвал «призраками (идолами) рода» основную, по его мнению, ошибку, мешающую человеку познавать мир; этой ошибкой он считал саму человеческую природу [15, с. 18]. По сути, он призвал изменить человеческую природу, то есть заняться евгеникой.

      Р.Декарт (1596-1650) в «Трактате о человеке» (1649) разделил цельное понятие «человек» на «тело» – машину и «душу» – сознание; душа в его понимании присуща только человеку, а животное есть не более чем автомат, при этом все аспекты жизнедеятельности человека и животного сводятся к действию нескольких простейших сил, которые нужно распознать и уметь программировать (то есть предугадывать) так, чтобы получался нужный автору человек [16, с. 170-202].

     Ж.О. де Ламетри (1709-1751) в работе «Человек – машина» (1747) отрицал декартовский дуализм, утверждая, что человеческое тело и психика есть «самозаводящаяся машина», а душа – фикция [17, с. 1-40]. Д.Гартли (1705-1757) в работе «Размышления о человеке, его строении, долге и упованиях» (1749) сконструировал теорию «ассоциативной психологии»: связи мышечных реакций с вызывающими их ощущениями можно изменять, переделывать и, таким образом, придавать поведению желательное направление [18, с. 55].

     Ч.Бэббидж (1791-1871), всю жизнь проектировавший «аналитическую машину», так и не создал её в законченном виде, хотя и сформулировал ряд принципов, положенных затем его последователями в основу функционирования современной компьютерной техники. Речь идёт здесь об использовании машиной при вычислениях результатов предыдущих операций, повторении вычислений в цикле, программном управлении. Историческая важность не созданной «машины Бэббиджа» заключается также и в том, что это был первый такого рода механизм, идея создания которого была популяризована в обществе под лозунгом «помочь легче жить» человеку; этой популяризацией занимались Ф.Л. Менабреа (18091896) и графиня О.А. Лавлейс (1815-1852) [19, с. 233].

      Не менее важными были и разработки Дж. Буля (1815-1864), который в работе «Исследование законов мышления» (1854) привёл описание системы символических и логических рассуждений. Фактически алгебра логики или «Булева алгебра» вырвала логику из жизненного контекста, превратив её из науки о человеческом мышлении в математическую теорию. В 1847 г. Дж. Буль писал, что математика изучает операции, рассматриваемые сами по себе, независимо от различных материй, к которым они могут быть приложены [20, с. 231]. В результате со временем победил формализм чистой математики, доступной только узким специалистам. Математика перестала быть сугубо прикладной наукой, какой она была с глубокой древности. Вместо того чтобы с помощью вычислений описывать реально существующие в природе вещи, возникла возможность описания несуществующего, в том числе такого, что в принципе не может существовать в реальности, но допустимо в теории.

       Следующим важнейшим ходом должно было стать принятие машиной на себя функции Бога. Действительно, поскольку «машина Лулли» могла сконструировать метанауку и познать абсолютно всё, то олицетворение Абсолюта – Бог должен был уступить Свои позиции. Механицисты согласны были оторвать науку от жизни, заменить рассуждения вычислениями. Однако любой исследователь, перестающий двигаться параллельно с природой, пытающийся познать непознаваемое, создаёт разрыв между поколениями, который заполняется идеологией замены естественных законов мироздания социальными, то есть евгеникой. В этом случае начинаются разговоры о совести без Бога, что является абсурдом. Центральной фигурой социума становится человек, который как якобы «венец творения» способен к созданию механизма абсолютного познания. Действительно, создание «мыслящей» или «интеллектуальной машины» сродни процессу творения. Но если традиционно Творцом может быть только Бог, а определяющим чувством, ведущим человека по жизни – совесть, то теперь «творцом» «мыслящей машины» становился человек, чья совесть подменялась «целесообразностью». Необходимым и достаточным условием для осуществления такого идеологического переворота должен был стать разрыв всяческих взаимоотношений человека с Богом. Отрыв описания жизни (науки) от собственно жизни возможен, когда из жизни человека изымаются нравственные скрепы его бытия. Следовательно, только утверждение, что человек не есть творение, могло стать знаменем для желающих сделать человека «творцом». Чрезвычайно характерно, что абсолютно все философы – как чистые луллисты до XVII в., так и их последователи – посвятили себя войне с Христианством. Их стараниями превращение разумного человека в искусственное механизированное существо было сформулировано задолго до появления современного компьютера. Для понимания этого не нужно привлекать никаких «теорий заговора»: это объективная реальность, которая имела место в ходе всего процесса промышленной революции в целом.

     Для обоснования идеологии промышленной революции и процесса информатизации была нужна теория, развенчивающая Божественное происхождение человека. Надо было показать, что человек не есть творение Божье, а лишь развившаяся сама собою из грязи тварь. Раз нет творения, то нет и Бога, а раз нет Бога, то всё позволено, и человек сам может стать творцом. Последнее было важно, чтобы закрепить «нужность» и «неизбежность» промышленной и научной революции. То есть животное происхождение человека стало той теорией, которая смыкала «научную революцию» с «великим искусством» Лулли, иначе – с искусством сотворения «нового мира» и «нового человека».

     «Эволюционная теория» за 150 лет своего существования так и не «обросла» реальными доказательствами животного происхождения человека. Однако это в данном случае не столь важно, поскольку сама эта теория является в чистом виде евгеникой, то есть наукой об улучшении человеческой природы, причём, что следует подчеркнуть особо, об её искусственном, а не естественном «улучшении». «Эволюционная теория» может быть метафорически уподоблена своеобразному изложению переворота, происшедшего в мире до начала «промышленной революции». Действительно, приобретение поведенческих изменений есть подготовительный перед «промышленной революцией» период в человеческой истории: «возрождение» и «реформация». Наиболее слабые люди «приспосабливаются» за это время, то есть переходят на сторону тогдашних революционеров, мутируют. Одновременно идёт борьба за существование, то есть беспощадное уничтожение традиционного мира. В результате победы «промышленной революции» и крупномасштабного социального переворота происходит псевдо-естественный отбор: пожирание традиции. Слабые если и частично выживают, то становятся рабами сильных. Неудивительно, что именно из дарвинизма выросло ницшеанство с теорией о «сверхчеловеке», практическом идеалисте, создающем «всеобщее счастье». Здесь, впрочем, важна весьма существенная деталь, которая, однако, не рекламируется современному массовому потребителю: искусственный человек, представить которого легче всего в его гипертрофированном образе «пражского голема» (см. ниже), не сможет стать «сверхчеловеком», хотя бы потому, что будет управляться извне.

       Уже в 1945 г. В. Буш (1890-1974) впервые описал концепцию гипертекста и использовал термин «web» [21, с. 115-124]. В этой же работе Буш описал электронно-механическое устройство «Memex» (MEMory EXtension), которое должно дать человеку инструмент для усиления мыслительных способностей. По сути, он реанимировал «машину Лулли».

      В 1956 г. Дж. Маккарти (1927-2011) из Массачусетского технологического института (МИТ) предложил употребление термина «искусственный интеллект» (ИИ). При этом полагались интеллектуальными именно вычислительные процедуры [22, с. 778]. Для решения задач, выдвигаемых перед системами ИИ, требовались сверхбыстродействующие компьютеры. В 1954-1955 гг. писательфантаст А.Азимов (1920-1992) в своих рассказах «Answer» и «The forever machine» изобрёл и теоретически описал суперкомпьютер. В 1962 г. в Великобритании был создан первый реальный суперкомпьютер Atlas [23, с. 41-52].

      К началу 1980-х гг. рядовой потребитель ещё фактически ничего не знал о компьютерах, даже в их чисто утилитарном, сугубо вычислительном аспекте. Однако в 1982 г., спустя всего лишь год после начала серийного выпуска IBM PC, журнал «Time» назвал компьютер «машиной года», причем в понятие «компьютера» объединялись как его чисто вычислительные и тому подобные инструментальные способности, так и интеллектуальная составляющая.

      С 1990-х гг. начались разработки компьютерной техники, которая могла бы подменить собой человека. Изменения компьютера базировались на использовании иных физических принципов построения его узлов: 1) квантовый компьютер, 2) нейрокомпьютер, 3) биокомпьютер. Оценку этих новшеств следует рассматривать двояко: во-первых, с чисто механистических позиций (по выполняемым функциям), во-вторых, с идеологических позиций (с точки зрения контроля над человеком).

    Суть квантового компьютера заключается в применении его для анализа и управления сложными многочастичными системами, подобными биологическим, а именно для быстроты обработки большого объёма информации [24, с. 112-201]. Однако человек также является многочастичной системой. Поэтому управление абстрактной сложной многочастичной системой можно рассматривать как тренировку по управлению человеком. Если многочастичную систему сравнить с человеческим обществом, где каждый индивидуум сравним с частицей, то квантовые компьютеры могут управлять человеческим обществом. Квантовый компьютер призван к поиску способа получения информации, который позволит воспринимать состояние в целом, не разрушая его. Однако идеальный прибор, который создала природа для восприятия информации – человеческий мозг. Отсюда идёт обсуждение возможностей соединения между собой «квантового компьютера» и «нейронного компьютера».

     Целью разработчиков нейрокомпьютерного интерфейса является окончательное создание ИИ [25, с. 13; 26, с. e2372]. Конструирование искусственного аналога мозга человека позволит создать высоконадёжные информационно-перерабатывающие самоорганизующиеся, самоадаптивные, беспрограммные системы переменной структуры, обладающие способностями к приспособлению. Иначе говоря, станет возможным создание машины, которая будет принимать самостоятельные решения, не завися от своего «творца» – человека. Создание искусственных нейронных сетей, аналогичных нервной системе живого организма, позволит приблизиться к той эффективности в процессах обработки информации, которой обладают животные и человек. Первым реальным результатом в этой области стало создание в 2012 г. в университете Ватерлоо (Канада) ИИ Spaun на основе нейронной сети из 2,5 млн. нейронов, который ведёт себя максимально близко к человеческому. Spaun способен осуществлять мыслительную деятельность и умеет имитировать взаимодействие различных частей головного мозга во время этого процесса [27].

     Эта разработка продолжает традицию Дж. Маккарти, то есть попытку полностью воспроизвести работу человеческого мозга при помощи компьютера. Полагается, что такое воспроизведение в полной мере невозможно, поскольку интеллектуальные функции присущи только биологическим организмам, то есть таким, поведение которых нельзя однозначно предсказать [28, с. 231; 29, с. 132]. Показано, что поведение и мозг машины всегда будут отличаться от поведения и мозга человека [30, с. 78]. Однако теоретически возможно, что машина будет самообучаться до тех пор, пока не сравняется и превзойдёт человеческий интеллект [30, с. 101; 31, с. 68]. Это будет возможно потому что машина отключает «ненужную» человеческую эмоциональность (беспокойство, любовь, сновидения и т.д.) и моральность [30, с. 102; 31, с. 69]. Чтобы избежать господства машины над человеком надо рассматривать человеческий мозг как простой компьютер и «усилить» его чипами-имплантантами или чипами-приставками [30, с. 104; 31, с. 77; 32, с. 141; 33, с. 139]. Нетрудно увидеть, что благодаря этим идеям, не машина станет человеком, а человек превратится в машину, станет киборгом. Поэтому, говоря сегодня об ИИ, нужно подразумевать не очеловечивание машины, а механизацию человека. В этом случае у электронного человека будут ликвидированы как эмоциональность, так и моральность. Электронного человека можно также назвать матричным человеком. В психологическом смысле матрица есть установка на создание нового мира с заданными свойствами и возможностью их изменять с помощью перебора многих вариантов. Такой человек отрицает неизменность бытия, национальность, кровь и род, судьбу, традицию. Он отрицает трагедию жизни, поскольку в его жизни нет места греха и спасения от этого греха. Электронный человек — это практический идеалист, который создаёт так называемое «всеобщее счастье»: выше мы показали его тождественность с ницшеанским «сверхчеловеком».

     Главное свойство «биокомпьютеров» заключается в том, что каждая их клетка – миниатюрная химическая лаборатория. Если биоорганизм запрограммирован, то он сам по себе производит нужные вещества. То есть технологии «биокомпьютеров» подразумевают следующее: как заменить машиной традиционную биологию, или смоделировать «эволюцию в пробирке»? Уточним: как найти способ сразу создавать системы с заданными свойствами, программировать клетки на уровне генов для выполнения требуемых функций [34, с. 430-434]? В 2001 г. был создан пробный образец биокомпьютера, предназначенный для генного анализа. Его создание положило начало так называемой наномедицине. Заявлено о необходимости внедрять молекулярные наноустройства (нанороботы) в тело человека для мониторинга состояния его здоровья и синтеза необходимых лекарств. Однако внедрение в человеческое тело чужеродного механизма означает контролирование этого тела тем, кто управляет внедрённым механизмом.

      Таким образом, перевод информатики из чисто прикладной науки в теоретическую, вкупе с её отрывом от моральных аспектов человеческого бытия, привёл к возможности создания таких механических устройств, сам процесс создания которых может быть рассматриваем в качестве примера аморального прогресса.

     Действительно, какова главная особенность компьютера? Универсальность. Современный компьютер свободно программируется для решения широкого спектра задач. Теоретически он может решить любую задачу и смоделировать любой процесс. Именно это свойство позволило компьютерам за последние тридцать с лишним лет кардинально изменить человеческую цивилизацию. Каким образом? Основной тезис современности: человеку с каждым годом необходимо обрабатывать всё большее количество информации, для чего необходимыми являются всё более совершенные компьютеры. Резонный вопрос: какая информация необходима человеку? Информация – нематериальная субстанция, которая постоянно взаимодействует с материальным и духовным мирами человека. Информация формирует материальную среду жизни человека и, служа средством межличностных взаимоотношений, — его культурную жизнь. Употребление терминов «больше» или «меньше информации» подразумевает тот факт, что её можно каким-то образом измерить. При этом человеку свойственно субъективное восприятие информации через набор её свойств: важность, достоверность, своевременность и т.п. Субъективное восприятие у всех различно и шкала «больше-меньше» здесь условна. Поэтому вводится понятие объективных характеристик информации, где основным параметром является количество. Однако при количественном восприятии информации следует отказаться от её субъективных свойств. Кроме того, не всякая информация имеет объективно измеряемое количество, так как всё зависит от способа введения единиц измерения и начала отсчёта. При разных способах введения единиц измерения информация в двух измеряемых сообщениях будет соотноситься по-разному. Таким образом, в период массового применения компьютеров, Internet, компьютерных игр и т. п., мы не можем говорить о качестве поступающей для потребления информации. Когда информация становится массовым товаром, то это – информация массы, которая едина для всех и которая перевоспитывает человека, превращая его из собственно человека в винтик «многочастичной системы». Итак, не информация, но специальный способ её формирования и последующего использования есть основная характеристика, отличающая современное человечество от предыдущих этапов его развития. Информационные процессы сейчас имеют вполне определённую технико-технологическую основу – процесс компьютеризации. С помощью информационно-компьютерных технологий психологический, критический план восприятия информации заменяется простейшей знаково-символической образностью. То есть ИО становится некритической массой, действительным ИИ, обладающим массовым сознанием, которым просто управлять. Целью создания ИИ в этом случае является необходимость сделать живой организм (то есть человека) механизмом, а не наоборот.


Добавить комментарий